davemustainejackie2015nammFull Metal Jackie провела беседу с лидером MEGADETH Дэйвом Мастейном (Dave Mustaine) у прилавка Dean на музыкальной выставке NAMM, которая прошла 22-25 января в Anaheim Convention Center в Анахайме, Калифорния. Далее — пара слов из разговора.

Изменения в составе MEGADETH: это уникальная возможность привлечь в группу новых людей с их талантами или полный коллапс?

Мастейн: “Что ж, это зависит от того, действительно ли они талантливы или просто заурядные исполнители. У нас была пара подобных случаев в прошлом, после того как развалился состав “Rust In Peace“ и в группу пришел ударник Джимми ДеГрассо (Jimmy DeGrasso ). Джимми – великолепный музыкант; хотя мы так и не сработались. То же самое с гитаристом Элом Питрелли (Al Pitrelli). По-человечески я люблю этих парней, я уважаю их как музыкантов, но по какой-то причине мы не смогли найти нужного равновесия между собой.

Когда ты играешь с кем-то в группе, возникает такая близость, какая только может быть без секса. То есть, твой партнер по группе самый близкий тебе человек. С тех пор у нас были Джеймс Ломенцо (James Lomenzo), Джеймс Макдонау (James MacDonough), Глен Дровер (Glen Drover), Шон Дровер (Shawn Drover), Крис Бродерик (Chris Broderick)… все эти парни… они теперь не нужны поклонникам в MEGADETH”.

Есть ли планы записывать новую музыку?

Мастейн: “Не знаю, как другие, а я собираюсь в студию уже 2 марта. Что касается песен, которые у нас есть, я разговаривал с лэйблом и сказал им: “Я больше никогда не буду сочинять песни для радио”. А звукозаписывающим компаниям только они и нужны. Но это ставит крест на существовании MEGADETH. Когда появился альбом “Countdown To Extinction”, у нас было слишком много радио-вещей… Путь от “Countdown” и “Youthanasia” до “Cryptic Writings” и “Risk” это путь вниз, это было все больше  радио, радио, радио… Знаете, я люблю все эти песни, но это не то, что действительно хотят слышать фаны MEGADETH; им нужен материал вроде “The Conjuring”, “Set The World Afire”, “Devil’s Island”, “Holy Wars” или “Take No Prisoners”. Мне это понятно – я написал эти вещи, я могу сочинять их во сне – но когда кто-то со стороны указывает тебе, что делать, ты либо подчиняешься, либо нет”.

“Самая интересная штука в том, что я не прекращал собирать каталог собственных песен, у меня сохранился материал с микрокассет и пленок… У меня, конечно, нет старых катушек, но все, на что можно было записать музыку, осталось — даже рукописные табулатуры. Я потратил три года, чтобы создать полный архив”.

Правда ли, что MEGADETH это большой соло-проект Дэйва Мастейна, нежели реальная группа?

Мастейн: “Сердце мне подсказывает, что было бы несправедливым умалять вклад других людей, с которыми я работаю. Потому что это именно коллективные усилия, хотя я и несу основную ношу. Это как защитник в американском футболе – он касается мяча в каждой игре. Как и подающий в бейсболе. Я все время держу мяч. Я признаю, что люди видят во мне лидера. А что лидер?! Это как в царстве животных – у всех голова впереди, а сзади задница. Думаю, что группа это живой организм. Мы не амебы, мы работаем вместе. У машины тоже есть четыре колеса. И причина, по которой ребят попросили уйти, в том, что они собрались идти одним путем, когда остальные три колеса катятся другим”.

Как пишутся песни для нового альбома?

Мастейн: “Есть много задумок, которые я припас еще со времен “Peace Sells” и “So Far, So Good”. Я прослушиваю их и думаю: “Как же, черт побери, я мог играть это?” Мне приходится засовывать все это в компьютер, слушать, сбавлять темп, вытирать весь шум на заднем плане, только тогда становится слышно, что я играл тогда, и, оказывается, это сногсшибательные рифы. Меня это страшно увлекает сейчас

Когда Дэвид Эллефсон (David Ellefson, басист) писал свои партии для “Super Collider”, он говорил, что ему приходится много играть и все такое. Многим эта запись не нравится, потому что там полно песен для радиоэфира, и это связано с позицией продюсера, с которым мы работали”.

Ударник Шон Дровер и гитарист Крис Бродерик в один день объявили о своем уходе из MEGADETH. Первый играл в группе с 2004 года после ухода Ника Мензы (Nick Menza) и записал четыре студийных альбома, Бродерик присоединился в конце 2007 года, заменив гитариста Глена Дровера