Ларс Ульрих о том, как альбом METALLICA «Kill ‘Em All» повлиял на новый диск группы

Metallica new album

У Ларса Ульриха голова идет кругом. За несколько часов до нашего разговора барабанщик METALLICA поучаствовал в исполнении нового скоростного сингла «Hardwired» в трансляции Facebook Live. Также состоялся анонс альбома «Hardwired… To Self-Destruct», который выйдет этой осенью. Новая пластинка идет более 80 минут, на ней дюжина новых треков, и это будет первый альбом METALLICA  с момента выхода «Death Magnetic» в 2008 году, если не считать совместный экспериментальный диск с Лу Ридом «Lulu», появившийся через три года. Но, несмотря на громкую премьеру сингла, работа над диском еще даже не закончена — музыканты продолжают его доделывать буквально в поте лица.

«Роб Трухильо до сих пор внизу в студии, — говорит мне Ларс, — переделывает басовую партию на куплете в одной из песен. Меня спрашивают: «А что ты думаешь о вашей новой записи?» А я не могу ответить, потому что ничего еще не доделано. Уже целую неделю такая головомойка продолжается». При этом Ульрих, кажется, источает  удовольствие — он уже получил массу комплиментов от своих приятелей, которые засыпали его смс после премьеры сингла. «Ситуация, когда ты рад, что живешь на свете», — смеется ударник.

«Hardwired» идет всего три минуты. У вас получился компактный альбом?

Чуть более компактный. «Hardwired», кстати, последняя песня, которую мы написали для диска. Мы начали работу над альбомом, сразу накидав множество идей. Так он и рос — как коллекция песен, которые по отдельности вместе вроде бы и не складываются. Но затем мы в них погружаемся, наводим резкость и все становится на свои места. В настоящий момент песни меняются — делаются туже, короче и проще.

Пару месяцев назад мы пришли к мысли, что должны написать одну очень быструю, короткую и безумную песню. Так и появилась «Hardwired». Думаю, что мы с Джеймсом Хетфилдом оформили ее примерно за неделю. Для нас это наносекунда. (Смеется.)

По какой схеме вы работали над песнями?

Мы записывали все, что играли. Буквально все. Когда мы начали диск, у меня был iPod, на котором хранилось полторы тысячи идей для песен, джемы и риффы. Все было пронумеровано. Когда у меня были длинные поездки, я часами все это переслушивал. И я делал пометки типа:«912» звучит отлично». (Смеется.) Примерно два с половиной года назад мы с Джеймсом стали обмениваться впечатлениями по поводу прослушанного. Вот тогда наработанный материал и стал превращаться в песни.

И когда же песни оформились?

Большую часть мы написали весной 2014-го и весной следующего года.

Когда вы записывали «Death Magnetic», с пониманием того, как должен звучать диск, вам помогал ваш продюсер Рик Рубин. А чего вы хотели добиться с «Hardwired»?

Ну изначально мы хотели продолжить свой путь с того места, где остановились. Но между этой точкой и настоящим моментом огромное расстояние. Начиная с «Death Magnetic» мы без конца что-то делали. Выдали диск с Лу Ридом, участвовали в трибьюте Ронни Дио, сделали кавер DEEP PURPLEe, два года у нас отнял фильм. С того времени с нами на постоянной основе работает продюсер Грег Фидельман. У нас просто не было времени присесть и дать какую-то оценку тому, что мы делаем. Осознание началось только уже в процессе работы над новой пластинкой. Тогда все стало принимать какие-то более отчетливые очертания. Но это не значит, что перед нами стояли задачи.

Что группе дал Грег Фидельман как продюсер?

По существу он был пятым участником группы — во всем, что касалось студийной работы. Он заставлял нас быть лучше. Мы всегда искали человека, который был бы способен нас подтолкнуть. С ним мы начали задавать себе вопросы: это круто, но, может, есть возможность сделать микс лучше? может, нам ударные в бридже поменять? не взять ли другие клавишные. И это происходило постоянно. Он все время следил за нами, в этом был вызов. Ему было достаточно промычать что-то под нос, когда мы с Джеймсом ставили ему песню, которая на наш взгляд была уже готова, и мы сразу понимали, что надо еще поработать.

Когда ты сочиняешь и полностью погружен в трек, тебя немного пьянит энергия. И иногда эта энергия маскирует реальность. И все вроде бы классно, но через пару дней ты начинаешь себя спрашивать: «Какого черта мы там думали». В нашем случае голосом разума как раз был Грег.

Ты ранее говорил, что песни на «Hardwired» будут звучать менее «бурно», чем на«Death Magnetic». Что ты имел в виду?

То, что песни попроще будут. В песнях мы задаем одно настроение и придерживаемся его. Песни стали более линейными — как путешествие от риффа к риффу. А под «менее бурными» я подразумевал, что будет меньше резких пауз в песнях. «Hardwired» точно будет более плавным альбомом, чем наша предыдущая пластинка.

В начале года, когда мы говорили о переизданиях «Kill ‘Em All» и «Ride The Lightning», ты сказал, что чувствуешь связь энергетик тех дисков и вашего нового альбома. То есть переиздания повлияли на креативный процесс во время записи«Hardwired»?

Не могу сказать, что были какие-то волшебные моменты — типа мы переслушали «Metal Militia», а потом сразу написали песню. Но мы играли целиком «Kill ‘Em All» на нашем фестивале в Детройте в 2013-м. Вот тогда я впервые в этот альбом как следует въехал. Раньше я его недооценивал, потому что «Ride The Lightning» и «Master Of Puppets» казались мне более глубокими и интеллектуальными альбомами. Так я думал до 2013 года, когда мы все ощутили целостность той пластинки. Это вообще отдельный мир — со своей скоростью песен и своим настроением. Думаю, некоторые элементы мы использовали в новой пластинке — нам, как авторам, было полезно снова его открыть.

Группа продолжает работу над новым диском. Что осталось сделать?

Уже немного. Осталось доделать одну песню, все остальное смикшировано и готово. Грег должен смикшировать трек «Spit Out The Bone» — ее рабочим названием было «CHI». Думаю, что все будет доделано уже на ближайших выходных.

Я обратил внимание, что на бонусном диске делюксовой версии есть демо-версия песни под названием «CHI». Когда она успела превратиться в «Spit Out The Bone»?

Мы закончили с названиями треков только позавчера. А 48 часов назад они были для нас «CHI»,«Tin Shot», «Plow», «Sawblade» — просто песнями с безумными названиями, которые ничего не значили. Теперь нужно привыкать к новым, потому что, когда люди спрашивают нас о треке«Spit Out The Bone», нам с Джеймсом еще нужна пара секунд для того, чтобы понять — речь идет о «CHI».

Я видел, как ваши фанаты обсуждают онлайн «Am I Savage?». Они думают, что трек имеет отношение к вашему каверу Diamond Head «Am I Evil?». 

(Смеется.) Ну да, там есть слово «Am», слово «I» и знак вопроса. Совпадение три из четырех. Но нет, здесь нет никакой прямой связи.

Но если посмотреть на проблему абстрактно, то «Am I Evil?» — это одна из причин того, что мы с тобой сегодня разговариваем. Если бы не было этой песни, тебе было б все равно, кто я такой и что я делаю. Так что здесь очень тонкая абстрактная связь. Но никакого прямого отношения к«Am I Savage?».

Вы будете играть «Hardwired» или какие-то другие новые песни в Миннеаполисе на этих выходных, где у вас состоится концерт?

От ответа на этот вопрос нас отделяет 52 часа. (Смеется.) Давай так: шансы на то, что мы сыграем песню с нового альбома, сильно выросли, когда мы устроили мировую премьеру«Hardwired». Но имейте в виду — мы вложили в этот альбом слишком много, чтобы дать людям возможность слушать эти треки в записи c айфона, да еще и сделанные сильно издалека. Так что понимайте как знаете.

 

Источник: rollingstone.ru

 

Leshiy

Leshiy

Столько в мозг говна понасовано...

Читайте также: