Lars Ulrich 2015

В свежем интервью для сайта Ultimate-Guitar.com, Стив Томпсон (Steve Thompson), известный музыкальный продюсер, прокомментировал сведение классического альбома METALLICA 1988 года “…And Justice For All”, и критику за почти отсутствующие партии баса. Несколько выдержек из интервью читайте ниже.

Когда ты сводил треки для альбома “…And Justice For All” 1988 года, отличался ли этот опыт от работы над записью “Appetite For Destruction”?

Ну, наши с Ларсом взгляды в корне разошлись, что меня немного расстроило. Мне нравилась METALLICA и я был хорошо знаком с ними. Я сказал: «Это ребята крутые». Нам позвонили, и мы отправились в Bearsville Studios в северную часть Нью-Йорка, а ребята в то время были в туре Monsters Of Rock. Поэтому они летали на вертолёте: день здесь, день там, просто чтобы как-то успевать.

Группа знала какой альбом они хотят записать и какое им нужно звучание?

Ларс точно знал какой ему нужен звук и все параметры, касательно ударных. Вообще-то, он принёс фото настроек параметрического эквалайзера Klark Teknik, потому что ему хотелось, чтобы ударные звучали определённым образом. Я сказал: «Майкл [Барбьеро], почему бы тебе не поработать с Ларсом, чтобы найти то звучание, которое он хочет? Позвони мне, когда его всё устроит».

Что ты подумал, когда, наконец, их услышал?

Они меня позвали, я их послушал и подумал про себя: “Звучит отстойно. Ужасный звук”. Я выгнал всех из комнаты, переделал звук ударных и “поднял” гитары. Джейсон отлично поработал над басом. Прекрасно слился с гитарами Хэтфилда.

Джеймсу понравилось, что ты сделал?

Я всё поднял и всё такое, и Хэтфилд одобрил. Ларс пришёл через пару минут, где-то с минуту всё это слушал, а потом такой: “Вырубай”, “В чём проблема?”, он говорит: “Что случилось с моими ударными?”, я говорю: “Ты серьёзно?”, как-то так.

Ларсу не понравилось?

Пришлось вернуть звук ударных. Я был не в восторге. А потом он говорит: “Видишь бас?”, я говорю: “Да, отличная партия, чувак. Он хорошо поработал”. Он говорит: “Я хочу, чтобы ты опустил бас так, чтобы в миксе его едва было слышно”, а я: “Ты шутишь, что ли?”

Он не шутил?

Он сказал: “Нет. Опусти”. Я опустил его на этот уровень, а он говорит: “А теперь спусти ещё на 5 дБ”. Я повернулся к Хэтфилду и говорю: “Он серьёзно?”. Меня это просто убило.

И что ты сделал?

Тем вечером я позвонил своему менеджеру и, насколько помню, поговорил с Клиффом Бёрнштейном и Питером Меншем, мол, я люблю этих ребят, мне кажется они замечательные, они изобрели свой собственный жанр, но я не согласен с тем, куда меня тянет Ларс. Там же будет стоять моё имя, может вы кого-то другого найдёте? Мой менеджер не имел бы ничего общего с этим или Бёрнштейном или Меншем.

Но ты был готов отказаться от сведения METALLICA?

Они уговорили меня остаться, и единственное о чём я сожалею – у нас не было достаточно времени, чтобы хотя бы свести так, как мы это слышали. Я хотел взять “Master Of Puppets” и сразить его. Таким было моё направление в плане звука, относительно “…And Justice For All”. Для этого всё было, но, видимо, они искали более гаражного звучания без баса. А бас был отличный; он был идеальный. Помню, когда METALLICA ввели в Зал славы рок-н-ролла, они доставили нас самолётом, и я сидел с Ларсом.

Ты с ним разговаривал?

Он такой: «Слушай, что случилось с басом на “…Justice”?». Так и спросил. Мне хотелось его вырубить. Обидно, что все винят меня за отсутствие баса.

В интервью 2013 года для Metal Exiles, Ньюстед так прокомментировал отсутствие партий баса на альбоме “…And Justice For All”: «С тех пор уже столько воды утекло, и сейчас я могу на это здраво взглянуть».
«Теперь, по прошествии времени, я могу иначе взглянуть на ситуацию, сейчас для меня тут нет никакой загадки».
«К тому моменту, когда я пришёл записывать “Justice”, у меня был единичный опыт работы в студии, я говорю про альбом “Doomsday” Flotsam. Я привык записываться с группой: приходите все вместе, работаете и готово. А на записи “Justice” не было никого, кроме меня и ассистента инженера, других участников группы не было. Просто приходишь, подключаешься и стараешься сделать всё хорошо. Я использовал всё то же, что и на записи с Flotsam, записал свои партии, сгрузил своё оборудование и уехал домой. Не было никого, кто прорабатывал бы партии или обсудил как то или это будет звучать; получилось просто, мол, записывай бас и всё на этом».

«Будучи басистом во Flotsam, я ещё мало чего знал об исполнении партии баса, я просто умел очень быстро играть на басу, как на гитаре. По большому счёту, все играли одно и то же, типа звуковой стены. Так что всё получалось на одной и той же частоте, мой бас и гитара Джеймса сражались за одну и ту же частоту».

«Если бы тогда я знал то, что знаю сейчас, всё было бы по-другому, но этот альбом стал классическим в таком виде, в каком есть; мы запечатлели тот момент и это главное».
«Тогда я злился, но всё это было так давно. Однако на записях, которые я сделал с тех пор есть несколько злобных партий баса».
 
 
 
Перевод Амада Авея. Источник vk.com/metallica_for_fan