Глава 11. Драматичное заключение

Глава 11. Драматичное заключение

 

Дорогие читатели!

Мы приносим извинения за то, что  вмешиваемся, но мы подумали, что следует, по крайней      мере, предупредить вас, пока мы не двинулись дальше. Видите ли, в этой последней главе автор несколько перешел литературные границы дозволенного.

Далее следует оригинальная концовка от мистера Тэйлора. Когда мы намекнули ему, что она не только неправдоподобна, но и совершенно выпадает из общей канвы книги, он тут же принялся швырять в нас бутылки из-под виски и мягкие игрушки, чтобы нанести нам увечья. После длительных переговоров и пары весьма странных требований (ну, например, раритетный костюм Дарта Вейдера образца 1978 года), мистер Тэйлор согласился на наше требование о замене концовки, если мы перед тем напечатаем его вариант. Следуя нашим договоренностям, мы приводим его в слегка сокращенном и отредактированном в правовом смысле виде. Спасибо за понимание нашей позиции.

АНОНИМ

Под градом стекла и отравленных дротиков я вылетел в окно десятого этажа, крутясь в воздухе, как Луганис (американский прыгун в воду, четырехкратный олимпийский чемпион – ред.), вцепившись мертвой хваткой в бумаги, которые только что украл из секретного сейфа, глубоко запрятанного там, где никто никогда не стал бы искать такого рода информацию: в здании Кэпитл Рекордс (крупнейший звукозаписывающий лейбл США – ред.) в Голливуде, Калифорния. После тайной встречи с членами ультраправой секты Мунитов (религиозное движение христианского толка – ред.) я встал перед трудной задачей, решение которой должно было пролить свет на происходящее. К сожалению, мой побег чуть было не сорвала банда отборных наемников, которых завербовал подпольный лидер, по имени «Тень» с целью не только помешать мне рассекретить содержимое документов для ничего не подозревающего мира, но и не дать мне уйти от погони. У меня не оставалось выбора, мне пришлось броситься на непробиваемое стекло окна высотного дома толщиной в дюймы, и, доверившись ледяной хватке гравитации, я, кажется, спустя вечность, раскрыл свой камуфляжный urban-парашют, спрятанный под толстовкой с изображением Джоша Гробана (американский певец, музыкант, актер театра и кино – ред.). Пока я парил вниз, к спасению, я все еще слышал проклятия, летящие сверху, там, в сотнях футов от  меня, они недоумевали, как это я смог прыгнуть в пропасть и остаться невредимым. Я приземлился, слегка присел, чтобы смягчить удар, обрезал стропы, и бросил долгий взгляд туда, откуда только что прилетел. “Один ноль в пользу Америки”, подумал я молча.

Я направился к своей первоклассной, но не очень дорогой Тойоте, припаркованной в двух кварталах отсюда, на стоянке, бесплатной два часа по выходным и пятнадцать минут – по будням. Тем сильнее было мое удивление, когда я заметил квитанцию у себя под дворником. Ах, эти больные ублюдки… я зацепил бумажку с капота своей святая святых, с недоброй улыбкой смял ее в продолговатый бейсбольный мяч и бросил в поток воды, текущий к одной из многочисленных канализационных решеток города. Лишь на секунду я позволил себе проводить глазами этот перевернутый кораблик, который яростно несло к смертельному водопаду. “Еще один в пользу Америки”, вспомнил я. Это было моей привычкой — фиксировать в уме броские фразы, чтобы потом анализировать их возможности.

Мои мысли обратились к роковой встрече во дворе дома моего самого верного соратника. Он устраивал встречи, сильно рискуя, а его жена приглашала друзей на вечера бриджа (карточная игра – ред.) и текилы. Так что наше свидание с глазу на глаз было ограничено пяточком заднего двора, выходящего на асфальтированное шоссе. Если бы жена моего друга в поисках маргариты (алкогольный коктейль на основе текилы и лайма – ред.) прошла мимо, нам бы пришлось объяснять, что мы “доставщики готовой еды”. Ему приходилось бежать внутрь и говорить что-нибудь себе в  оправдание, а я рассматривал лица гостей, смотревших на меня, и, вопреки осторожности, вызывающе прямо спрашивал:

“Что за хрень, ребятки?”

“Мы можем обойтись без формальностей, сэр. Нам известно, кто вы, и что вы ищете”.

“Каждому ублюдку по конфетке. Говорите, с чем пришли”.

“Мы не враги вам, сэр. Мы сражаемся за одно дело”.

“Сражаетесь? У нас что, проблемы?”

Их было десять, я – один: дерьмовые шансы на победу даже для подготовленного мастера некоторых несостоявшихся видов боевых искусств. Я сощурился в свете заходящего солнца, дав понять, что хочу поговорить о бизнесе. Скорчив порочную гримасу, я надеялся, скрыть тот факт, что у меня есть газ. Я не мог позволить случайной оплошности взять верх над собой – по крайней мере, не в ситуации жизни и смерти. Итак, я стоял и пялился на них, стараясь проникнуть в их мозг, что, в общем-то, было в моих силах, но не в данный момент. Что-то подтолкнуло их перейти сразу к делу.

“То, что вы ищете, совсем недалеко, сэр. Всего лишь в паре минут отсюда”.

“Говорите”.

“Есть одно место, темное и закрытое для нас, противное нашему образу жизни настолько, что, если мы посмеем описать его, наши языки отсохнут и выпадут из ртов как старая жвачка”.

“Очень яркое и простое объяснение”.

“На самом деле”.

“Мне нужны ответы, будьте вы прокляты”. Мое терпение таяло, и, хотя я был не прочь поболтать тут с ними, восхищаясь их одинаковыми велюровыми тренировочными, у меня было дело этой ночью, и это значило… дело.

“Не медлите, сэр. Подойдите ближе, и мы раскроем вам все необходимые подробности”.

Это было несколько часов назад. Отыскав здание, которое, по их словам, напоминало “нагромождение сплющенных пластиковых задниц или канцелярских папок или что-то в этом роде”, я вломился внутрь, нашел аналоговые файлы и уже собирался нажать кнопку лифта, как внезапно вспыхнул свет, и я очутился на вечеринке мистера Тени. Отборная команда, вооруженная полицейскими винтовками, дала залп. Прежде чем рвануть напрямик к ближайшему окну, я успел заметить, как они укрылись в безопасном месте. В итоге я оказался на улице, готовый к бегству.

Я раскачивался за рулем Тойоты Селика и жал на гашетку. Тойота, или Мертл, как я нежно окрестил ее, когда взял в аренду, охотно отвечала на мои действия. Включив передачу, я поспешно направился в то место, где, как мне казалось, было безопасно, последнее место на земле, куда бы сунулась банда безжалостных убийц в поисках беглеца с драгоценной ношей: кофейня Старбакс на улице Франклина. Но я не cмог найти это место среди избранных точек GPS, поэтому был вынужден поехать в Рэйнбоу Бар энд Грилл (ресторан на окраине Беверли-Хиллс, Калифорния – ред.). Еще полно времени, чтобы спрятаться от посторонних глаз наверху в баре, однако, вот в чем проблема – проблема крайней важности – меня начинал мучить жуткий голод. Если бы я решился перекусить здесь, мне бы пришлось спуститься в ресторан, ведь в верхнем баре нет обеденных столов. За все те годы, что я посещал этот кабак, я бы не позволил такой мелочи как угроза убийства стать между мной и знаменитым салатом Цезарь с курицей.

Что ж, еще будет время подумать, что заказать. Я извлек свой сотовый телефон из кармана куртки и набрал номер Горби. Горби был моим техником, и я знал, что сейчас, как никогда, нуждаюсь в его помощи. Он – настоящий кудесник во всех областях цифровой защиты, и благодаря его клавиатуре и полезному совету я смогу обойти ряд подстерегающих меня препятствий. “Ну же, приятель, окажи мне услугу”, бормотал я себе под нос. После нескольких гудков он снял трубку: “Алло?”

“Горби, это я”.

“В чем дело, дружище?”

“Сейчас нет времени. Слушай, у меня документы”.

Молчание. “Э… какие документы?”

“Секретные документы, которые я достал на встрече с Мунитами!”

Опять молчание. “А кто такие Муниты?”

“У меня есть все, чтобы раструбить об этом деле!”

“Чувак, ты что, под кайфом?”

“Горби, не времени на объяснения. Мне нужно твое техническое волшебство. Сделай милость и подойди к компьютеру”.

Было оглушительно тихо, пока он выполнял указание. Секунды тянулись как тюремный срок. “Будь ты проклят! Скорее!!!”

“Окей, что ты хочешь?”

“Загляни в меню ресторана Рэйнбоу, пожалуйста”.

Дорогие читатели!

Еще раз простите за то, что вмешиваемся, но мы не можем больше терпеть.

Мы подошли к тому моменту оригинальной концовки, далее которого мы не можем допустить внимательную публику. Вы скажете, она слишком необычная даже для нас, хотя и немного забавная. Вам, конечно, известно, что будет дальше – в какой-то момент он окажется в грязной шахте, сражаясь со страусом и слоном, которые, разумеется, вооружены до зубов. Не бойтесь, люди из PETA (“Люди за этичное обращение с животными”, PETA (англ. “People for the Ethical Treatment of Animals”) — организация, ведущая борьбу за права животных – ред.) – в итоге им не причинят вреда, ведь они, само собой, были в команде мистера Тени, который, как оказалось, был призраком Дона Ноттса (американский комедийный актер – ред.), чего никто так и не смог объяснить.

Художники, приятель…

Что бы там ни было, вот альтернативная исправленная концовка, которую он предложил нам, и, хотя здесь нет взрывов и смертельно опасных животных, мы уверены, что она вам тоже понравится. Еще раз спасибо за то, что выдержали эту последнюю главу.

ОПЯТЬ АНОНИМ

Такова моя книга! Я знаю, вы недовольны тем, что здесь мало фотографий Бетти Уайт (актриса, комедиантка и телеведущая, родилась 17 января 1922 года – ред.), но я не знаком с госпожой Уайт лично, поэтому ее фотки в моей книги это полная бессмыслица, к тому же, я понятия не имею, кто ее сейчас представляет, хотя был бы рад поработать с ней. Меня чертовски повеселила ее роль в фильме “Лэйк Плэсид: Озеро страха”. Вот дерьмо, о чем это я…

Дорогие читатели,

Очевидно, мистер Тэйлор был невнимателен, когда мы предупреждали его в первый раз. Мы связались с ним, и он еще раз пообещал нам держать себя в руках и закончить книгу в более подобающей манере. Мы приносим извинения Бэтти Уайт за упоминание ее имени в предполагаемой концовке… впрочем, нельзя не согласиться, что госпожа Уайт на самом деле задала жару в… Ее остроты просто бесценны! Черт, о чем это мы…

Ах, да – вот настоящий финал, и, надеемся, нам больше не придется прерываться.

КОМУ МЫ ПУДРИМ МОЗГИ?

Итак, это моя книга! Искренне надеюсь, что она вам понравилась. Знаю, местами она была сложна для восприятия, но, видите ли, в жизни все случается. Случаи, которые я описал, произошли по тем или иным причинам. Я не жалею, что прошел через все это, поэтому и вам не стоит сожалеть о прочитанном. Не знаю, заметили ли вы, но испытания совсем не поколебали мой энтузиазм и уверенность в будущем. Я – чудной гениальный придурок, который не знает, куда деть руки, и не может устоять на одном месте, жаждущий внимания преклоняющейся аудитории. И если вам не верится, что этот тощий засранец со Среднего Запада оказался столь успешным, то вы не одиноки: никто так не удивлен и не ошеломлен этим фактом, как я сам. Бывают дни, когда я поверить не могу, что добился таких успехов. А иногда мне вправду кажется, что моя карма нашла меня и буквально пнула ногой по яйцам. Возможно, это и подтолкнуло меня написать эту книгу. Нельзя написать труд о птицах, если долгое время не изучать их повадки по HD-телевизору. В равной степени, невозможно написать пространную оду Семи Смертным Грехам, не примерив некоторые из них на собственной шкуре, совсем как значок молодого бойскаута, не так ли?

Кроме того, я крепко держу свои “грехи” в узде, по крайней мере, старую добрую семерку. Никакого чревоугодия, жадности, злобы (ну если только чуть-чуть), тщеславия, лени, зависти и похоти – может быть, лишь намек на последнюю. Поэтому сейчас у меня все хорошо. Но это не значит, что меня не смоет волной из грехов и прочих человеческих слабостей в какой-нибудь из ближайших дней. Я уже обмолвился где-то, что наши характеры превращают незнакомцев в одну семью. Я понимаю, что одной книгой не пробить брешь в стене теократии (форма правления, при которой власть в государстве находится в руках религиозного института и духовенства – ред.), господствующей на этой планете. Дьявол, я уверен, первое, что сделают НАСА, когда мы колонизируем Луну, это возведет гребаную церковь. У меня уже заголовок перед глазами: “Наше братство ближе к Небесам, чем другие!” Дорогой Иисус, меня неспроста раздражают эти верующие. Опасность пуститься во все тяжкие слишком реальна, и я бы не хотел врать вам на этот счет, поэтому я буду сохранять хладнокровие до последней страницы. Но, как только книга будет закончена, я ничего не обещаю.

Я никаким боком не соприкасаюсь с Новой Семеркой, за исключением, может быть, плохой музыки. Сейчас мы пускаемся в пустую риторику, и, к счастью, это дело вкуса. Кто-то меня не жалует, но каждому свое. Мне это по душе, и идите все к черту! На полном серьезе, я никого не убивал. Никого не насиловал. Я ни разу не причинил вреда ребенку. Я уже давно ничего не крал. С 2006-го никто из близких не слышал от меня ни слова лжи. Я не пытал тех, кто этого не заслуживает. Во мне живет творческая сила, заполняющая глубокую пропасть умственного голода, поэтому иногда я рассеян и погружен в мир идей и несыгранной музыки. Временами я могу застрять в собственных мозгах, но, как Нам Известно, я стал большим знатоком по части пробуждения к Жизни, когда дело касается моих детей, жены и всей семьи в целом. Назовите меня придурком, но, кажется, у меня все не так плохо для человека, который однажды заработал 26 баксов за то, что насадил на член апельсин. Не судите меня – это был кулуарный прием по случаю Хэллоуина. И, к тому же, эти дешевые болваны заплатили мне мелочью.

К окончанию…

 

Остался последний штрих…